galik_123


Наводы

Курс - на эстетику и позитив!


Previous Entry Share Next Entry
Осень московского дворика
galik_123


В прошлом веке я жила в переулке на Арбате. Часто в мыслях, а иногда и наяву, я возвращаюсь во двор моего детства. В те времена мой двор выглядел иначе, он казался мне значительно больше, здесь звучала музыка из Центральной музыкальной школы, на скамейке сидели бабушки, вокруг двух клумб носились на велосипедах ребятишки. Всё вроде осталось на своих местах - все строения, и даже старый тополь, который был виден из нашего окна на втором этаже, целы, но это только внешние приметы.

Вот такой вид открывался из нашего окна.




Теперь - двор дома №6 по Нижнему Кисловскому переулку пуст, в строениях находятся какие-то странные конторы, новое здание ЦМШ возвышается над двухэтажным домиком нашего двора, а раньше оно было ниже и другого цвета - краснокирпичным.




Это фото было сделано ранней весной 2008 года. С тех пор, кажется, ничего не изменилось.




Сейчас двухэтажные дома напротив основательно подновили.




И ворота, по-моему, всё те же... Я ещё в детстве знала, что в доме, в котором я жила, был когда-то театр, а квартира наша располагалась в том месте, где находилась сцена. Но, что это был знаменитый в своё время Театр Секретарёва ("Секретарёвка"), узнала позже. Этот театр фактически стал колыбелью русской театральной школы. Именно в нём начинал свою театральную карьеру Константин Сергеевич Станиславский - замечательное место для музея театра, его основателей и актёров, которые вышли отсюда.




История этого театра такова. В 1860-1892 годах статский советник П.Ф. Секретарёв устроил здесь в собственном доме небольшой частный театр. Идею создать театр подсказал А.Н. Островский и муж его сестры Н.И. Давыдов. Давыдов работал в Дворцовой конторе и предоставлял казённые помещения для постановки пьес Островского, не прошедших цензуру. Режиссёром этих спектаклей был переехавший в Москву сибиряк Н.Л. Шаповалов. Созданный Шаповаловым кружок любителей драматического искусства начал работу с постановки пьесы «Свои люди - сочтёмся» в 1859 году. Островский сам играл в этом спектаке.
После служебного повышения Давыдова Шаповалов с помощью Секретарёва создал "Общество драматического искусства", а Секретарёв построил на своём земельном участке новое театральное здание. Несмотря на малые размеры, зрительный зал имел в высоту два этажа и партер, ярусы, ложи, галёрку, оркестр и кулисы. Вход для артистов и сцена располагались в правой части фасада, а зрители проходили через подъезд слева со стороны Нижнего Кисловского переулка. На первом этаже здания располагались гардероб и кухня, а на втором - танцевальный зал и буфет.
В Секретарёвке играл Савва Мамонтов, затем его увлечение театром привело к созданию Русской частной оперы. Здесь К.С. Станиславский заимствовал свой псевдоним "Станиславский" у Алексея Федоровича Маркова, который после получения диплома врача перестал играть в театре.
Позднее помещение театра арендовало "Общество искусства и литературы" с театральной школой при нём, организованное в 1888 году оперным певцом Ф.П. Комиссаржевским, художником Ф. Л. Соллогубом, режиссёрами А. Ф. Федотовым и К.С. Алексеевым (Станиславским). С 1917 по 1924 год зал использовался еврейским театром "Габима", но это уже другая, не менее интересная история. И только потом этот дом был превращён в жилой с коммунальными квартирами.



Далее для любителей истории Москвы и театра привожу более подробный рассказ Нины Михайловны Молевой - писательницы, историка, искусствоведа, об этом доме. На её лекции и экскурсии по Москве я ходила, когда жила на Арбате:

На сцене «Секретаревки», как станут называть в Москве театр в Нижнем Кисловском, получат профессиональное крещение актер МХАТа, особенно любимый Чеховым, — Артем (учитель чистописания и рисования А.Р. Артемьев), будущая звезда Малого театра Н.И. Музиль, корнет Сумского гусарского полка Н.Пашенный, скрывавшийся под псевдонимом Рощин-Инсаров (отец двух замечательных актрис — Веры Ивановны Пашенной и Е.Н. Рощиной-Инсаровой), актер и педагог М.И. Писарев, рассказавший о посещении «Секретаревки» М.С. Щепкиным:

«У нас была вечерняя репетиция. Сцена освещалась рампой, и в зале было совершенно темно... Стоя на сцене, я заметил, как в зал вошла чья-то толстая низенькая фигура и грузно опустилась на один из боковых диванов... Ничего не подозревая, я очень развязно продолжал репетировать. Но каково же было мое удивление, когда по окончании репетиции... в залу фойе... вошла опять та же низенькая, толстая фигура, в которой на этот раз, при свете лампы, я узнал М.С. Щепкина. Я так оробел, так испугался, что, когда он подошел ко мне, я совершенно онемел. Передо мной стоял сам Михаил Семенович, тот гений, которому я поклонялся, то божество, перед которым я благоговел, — величайший актер русский, выше которого тогда, да, кстати сказать, и после я не встречал никого». Добрые слова Щепкина, его внимание сделали Писарева вхожим в щепкинский дом на правах молодого друга.

Широкому кругу читателей незнакомо и то обстоятельство, что именно в «Секретаревке» началось увлечение молодого Саввы Ивановича Морозова театром, приведшее в дальнейшем к созданию знаменитой Русской частной оперы. Савва Иванович играл сам, и достаточно успешно, причем даже с А.Н. Островским. В частности, в «Грозе» драматург выступал в роли Дикого, а С.И. Морозов — Кудряша. Как пишет Морозов в своем дневнике, «В то время Александр Филиппович Федотов (будущий актер и режиссер Малого театра, муж великой актрисы Г.Н. Федотовой), мой товарищ Петр Антонович Спиро и я состояли членами “Секретаревского драматического театра”, где во главе стояли Островский, Писемский, князь Кугушев, профессор университета Усов и много других интеллигентных людей Москвы. Почтенные литераторы очень нас полюбили, и было за что, потому что мы из сил рвались и играли очень забавно».

И наконец, Станиславский. В семье предпринимателей Алексеевых, как и во множестве московских домов семидесятых годов XIX века, появляется домашний театр. Его организатором становится репетитор Кости-гимназиста Иван Николаевич Львов. Львов сам ставил спектакли, сам в них играл. Он же привел своего питомца в «Секретаревку», оторваться от которой Константин Сергеевич не смог до конца своих дней. «Секретаревка» решила его профессиональную судьбу и... псевдоним, история которого оказалась очень необычной.

В программах, предшествовавших по времени первым выступлениям здесь самого Константина Сергеевича, уже фигурирует среди исполнителей некий Станиславский, но с инициалами А.Ф. Под этим псевдонимом скрывался студент-медик Алексей Федорович Марков, ставший кумиром, а впоследствии и другом великого режиссера. А.Ф. Марков захотел таким образом выразить свое преклонение перед одной из ведущих балерин Большого театра Марией Петровной Станиславской. Выученица петербургской балетной школы, она оказалась на московской казенной сцене в 1872 году, покоряя зрителей исполнением ведущих партий в «Лебедином озере», «Эсмеральде», «Фаусте», «Коньке-горбунке». Мария Петровна, по выражению современников, первой перевела на язык пластики глубокие человеческие чувства — «подлинная драматическая актриса, которая не нуждалась в словах».

Но долгой карьера слишком требовательной к себе и серьезной танцовщицы быть не могла. С 1888 года Мария Петровна оставила сцену, чтобы заняться исключительно преподаванием. Среди ее выучениц были знаменитая В.А. Коралли и — Елена Николаевна Гоголева, бравшая у балерины частные уроки. По словам Гоголевой, она была «бесконечно благодарна Марии Петровне Станиславской. Самодисциплина и выносливость — вот что воспитали во мне ее уроки».

Как только А.Ф. Марков после получения диплома врача перестал играть в «Секретаревке», Костя Алексеев позаимствовал полюбившийся ему псевдоним. В архиве сохранилась программа спектакля — комедии В.Крылова «Лакомый кусочек» от 1881 года, где роль помещика Сергея Семеновича Бардина исполнял «г. Станиславский» с припиской рукой Константина Сергеевича его настоящей фамилии.

Родился Художественный театр. Пришла мировая слава, а Константин Сергеевич, так и не расставшийся с юношеским псевдонимом, перенес именно в секретаревский театр работу с четырьмя студиями своего театра: Вахтанговской, Михаила Чехова, «Габима» (еврейской) и Армянской. Сюда же пришел по рекомендации Станиславского преподавать в «Габиме» Вахтангов. Его мечтой было создать театр народной героики — поставить «Каина» Байрона, «Зори» Верхарна, инсценировать Библию. Незадолго до смерти умиравшего Вахтангова сюда приносили на репетиции на санитарных носилках. Горький скажет, что работы здесь Вахтангова напомнили ему «лучшие годы знаменитого Художественного театра в то время, когда его прекрасные артисты были молоды и воодушевлены верою в святость своего дела»..
.

Молева, Нина. Станиславский и Москва. // Москва. - 2004. - N 9. - С. 222-226



promo galik_123 february 19, 2015 19:52 6
Buy for 40 tokens
К настоящему моменту накопилось уже 170 фоторепортажей о Москве. Цифра - подходящая, чтобы начать систематизировать всю собранную информацию. Это заметки о переулках и улицах, музеях, бульварах и парках, любимых уголках Москвы и улицах моего детства. Для удобства пользования этой информацией…

  • 1
Очень милый дворик, люблю такие места.

Там тихо и уютно было всегда!

О, это там, где деревянная надстройка, как раз над входом во двор.

Да-да, это там!

Я помню рядом ещё было Министерство рыбного хозяйства РСФСР.

В нашем переулке его не было, раньше там были только жилые дома. А позже, когда почти всех москвичей оттуда выселили, заселились министерства.

Замечательный репортаж, спасибо и за воспоминания и за осеннюю ностальгию по нашей старой Москве. Но - хоть в таком виде сохранился дворик ....:)

И правда, хорошо, что всё на своих местах!

Все меняется,и хорошо,что есть такие чудесные воспоминания.

Вы правы! Воспоминания приятные остались, и это хорошо.

Очень 5-ая фотка понравилась.

Приятно выглядит дворик))

Галина, спасибо большое за Ваш рассказ и фотографии! Наша семья тоже жила в Нижним Кисловском переулке, в доме №7, который снесли еще в конце 70-х. Чудо, но я узнала эти места уже по первой Вашей фотографии! Вам как-то удивительно точно удалось передать... вот даже затрудняюсь сказать, что именно! ощущения? настроение? или что-то еще, практически неуловимое, но понятное тем, кто там жил.
К сожалению, у меня почти нет фотографий моего снесенного дома, хотя я собрала все, что было опубликовано в сети (например, на сайте олдмос). Боюсь спрашивать, но вдруг... Вдруг у Вас сохранились какие-нибудь фотографии дома №7? Хотя бы маленького его кусочка?

Добрый вечер! Просмотрела оцифрованные арбатские фото и нашла только начала двухтысячных. Я даже не знала, что дом №7 перестроили. Если что-нибудь найду в альбомах, обязательно сообщу.

Спасибо Вам большое! Раньше дом №7 был деревянный, двухэтажный, причем со стороны улицы оштукатуренный, а со двора был виден сруб. Дом был построен еще до 1812 года, пережил пожар Москвы. Одно из окон коридора второго этажа выходило как раз на башенки дома Морозова, о котором Вы тоже недавно так здорово написали.
Потом дом №7 полностью снесли и построили то, что сейчас.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account