?

Log in

No account? Create an account

galik_123


Наводы

Курс - на эстетику и позитив!


Previous Entry Share Next Entry
Дома и судьбы...
galik_123
Z-1541.jpg

По нечётной стороне Хлебного переулка находится небольшое краснокирпичное строение (дом № 29) с редкими теперь изразцовыми украшениями - яркими цветными квадратными вставками и угловыми полуколонками. Этот домик с середины XIX века находился во владении семьи Самариных, главный дом которых стоял по Поварской. Предположительно, известные славянофилы Самарины и построили его в "русском стиле". Некоторые московские краеведы предполагают, что это было церковное здание причта.

А по другим источникам в конце XIX века это был дом-мастерская архитектора Александра Карловича Боссе (1843-1913). В справочнике "Вся Москва" про Александра Карловича Боссе говорится, что он жил в 1900 году в Хлебном переулке в собственном доме, а с 1907 года - на Плющихе. О Боссе нашла только очень скупые сведения: А.К. Боссе был востребованным профессиональным архитектором. Архитектурное образование получил в Императорской академии художеств, с 1868 года имел звание свободного художника, служил во Владикавказе. С 1873 архитектор строил в Москве. В 1880 году перестраивал Странноприимный дом Шереметева (Сухаревская площадь, 3). С 1890 - член Московского архитектурного общества, с 1901 - его казначей. Похоронен на кладбище Донского монастыря.

1. Фасад дома №29 с изразцовыми украшениями выполнен в 1897 году. Нижний ряд изразцов меньшего размера расположен под окнами.

Z-1538.jpg


2.

Z-1535.jpg


3. Между окон красивые изразцы более крупного размера.

Z-1539.jpg


4.

Z-1536.jpg


5.

Z-1540.jpg


6. В настоящее время дом входит в комплекс зданий Российской академии музыки имени Гнесиных.

Z-1537.jpg


Когда искала информацию об этом доме, натолкнулась на имя печально знаменитой певицы Евлалии Кадминой. По-видимому, она жила некоторое время в строении по этому адресу. Та самая, которую называли "сумашедшей Евлалией" и которая свела счёты с жизнью прямо на сцене на глазах у потрясённой публики. Купеческая дочь-полукровка, взбалмошная красавица с необузданным темпераментом, оперная певица, драматическая актриса - это всё о Евлалии.

Z-1631.jpg

Евлалия Павловна Кадмина (1853-1881) - русская певица, контральто, меццо-сопрано, драматическая актриса родилась в семье калужского купца Павла Максимовича Кадмина и красавицы цыганки Анны Николаевны. Ходили слухи, что он выкрал ее из табора. Другие уверяли, что Кадмин привез певицу из московского цыганского хора и женился. Евлалия была младшей из трех сестер и очень походила на мать. С раннего детства у неё стал проявляться очень гордый и независимый характер. В 12 лет отец определил её на учёбу в Московский Елизаветинский институт. Обладая замечательным голосом, Евлалия часто принимала участие в концертах для гостей. В 1870 году во время такого концерта её услышал Николай Григорьевич Рубинштейн и был поражён её голосом. Он убедил Евлалию поступить в консерваторию. После окончания консерватории с серебряной медалью в 1873 году Кадмина получила приглашение попробовать себя на сцене Большого Театра.

Z-1632.jpg

Её первое выступление состоялось 30 апреля 1873 года в опере М.Глинки «Жизнь за царя». Исполнение роли Вани было оценено по достоинству. А дальше было много других ролей. Уже тогда в ней проявилась вся её взбалмошность: она скандалила, впадала в истерики, возмущалась из-за малейшего критического замечания. В 1875 году Кадмина приняла приглашение работать в Мариинском Театре в Санкт-Петербурге. Её исполнением роли боярыни Морозовой в "Опричнике" Чайковского и Ратмира в опере "Руслан и Людмила" Глинки сначала восхищались. Однако вскоре всё чаще ей ставили в упрек, что её голос недостаточно силён для сцены Мариинского театра. В феврале 1876 года Кадмина неожиданно для всех ушла из Императорского театра и вернулась в Москву, где появилась в нескольких постановках Большого театра, а затем инкогнито уеехала в Италию.

Z-1633.jpg

Она провела в Италии два года, совершенствуя технику пения. Именно там она пробовала петь роли сопрано. Сначала это льстило её самолюбию, но в будущем имело самые тяжелые последствия для голоса. Кадмина пела в Неаполе, Турине, Флоренции и даже в Милане, и всюду ей сопутствовал оглушительный успех. В Милане она сильно заболела. Приглашённый к ней молодой врач Эрнесто Фалькони, влюбился в Кадмину. Она ответила ему взаимностью, и молодые люди поженились.

Z-1634.jpg
В роли Анхен в опере Вебера «Волшебный стрелок», 1873 год

В 1878 году Кадмина приняла предложение работать в Киеве и вскоре с большим успехом пела на сцене Киевского театра. А в 1880 году она уже пела в Харьковском оперном театре, правда всего один сезон. Из-за увлечения партиями сопрано, певица стремительно теряла голос. Оперу пришлось оставить и перейти в драматический театр. В роли Офелии в шекспировском "Гамлете" Кадмина добилась оглушительного успеха. Но окруженная поклонниками, Евлалия была страшно одинока в личной жизни. Брак с итальянцем закончился громким разводом. А её страстная натура жаждала сильных чувств и вечной любви. В 1881 году Кадмина страстно влюбилась в офицера. Однако её избранник, происходивший из обедневшего дворянского рода, подыскал себе выгодную партию. 4 ноября 1881 года офицер пришёл вместе со своей невестой на спектакль, в котром играла Евлалия. В тот день она исполняла главную роль в пьесе А.Островского "Василиса Мелентьевна". В зрительном зале она увидела в ложе своего любимого с невестой. В антракте Кадмина нашла в уборной коробок спичек, отломила фосфорные головки, залила их чаем и выпила эту смесь. Когда актриса вышла на сцену и начала играть, она вдруг смертельно побледнела и упала без сознания. Занавес закрыли, доктора ничего не смогли сделать. Актриса умерла через шесть дней в страшных муках. Ей только что исполнилось 28 лет.
Великий композитор П.И. Чайковский посвятил актрисе свой романс "Страшная минута". Её сравнивали с "кометой дивной красоты", чей взлет был блистателен, гибель ужасна. Драма ее жизни вдохновила Тургенева на его последнюю повесть и Куприна - на самый первый рассказ. А.С. Суворин написал о ней пьесу "Татьяна Репина", а затем и А.П. Чехов написал пьесу с таким же названием, которая была издана в трёх экземплярах.
Об истории этих изданий подробно у aldusku


promo galik_123 february 19, 2015 19:52 6
Buy for 40 tokens
К настоящему моменту накопилось уже 200 фоторепортажей о Москве. Цифра - подходящая, чтобы начать систематизировать всю собранную информацию. Это заметки о переулках и улицах, музеях, бульварах и парках, любимых уголках Москвы и улицах моего детства. Для удобства пользования этой информацией…

  • 1
Спасибо! Очень интересно)))

Спасибо за внимание! Вот так и получается - начинаешь писать про дом, а выходит про судьбы людей. Вроде и не собиралась.

В старой Москве все так пропитано историей и культурой, что начиная писать о домах, невольно переходишь к людским судьбам. И на мой взгляд, это интереснее, чем просто описывать форму колонн и другие архитектурные особенности постройки.

Спасибо за поддержку!

я люблю этот домик и все время сомневаюсь в правильности информации некоторых источников, что там была мастерская арх. А.Г. Боссе. Владение это с середины 19 века принадлежало семье Самариных, главный дом, которых стоял по Поварской.
В справочниках Вся Москва значится, что этот архитектор жил с 1901 по 1913 на Плющихе д. 8
отдельно мастерская там не указана ни разу. В разделе Архитекторы тоже указан адрес на Плющихи.
Так что скорее это Самарины его в "русском стиле" украсили, флигель какой нибудь у них тут был. Семья большая, все дома были нужны.

Спасибо большое за Ваше пояснение! А-то, я не могла найти никакой информации об этом доме, а об архитекторе Боссе - очень мало. Вот думаю, может быть, в музее Гнесинки что-нибудь есть.

Ох врядли. если они табличку о Храме приделали туда, где он не стоял:) Я вообще сомневаюсь что у них есть что то краеведческое по этому участку.
Они "скушали" дом Самариных в 1970-е и не поперхнулись.

Вот интересно, дом не так уж давно был построен, а сведений почти никаких нет. Всё-таки, мне кажется, что именно архитектор мог создать для себя такую игрушку. Домик-то резко отличается от других строений в Хлебном.

а мы не знаем, что там рядом стояло и какие дома были в самаринском владении. Они были известные славянофилы. У некоторых краеведов было предположение, что это было церковное здание притча. Изразцов до ремонта последнего было больше. он как шкатулочка был. Но для архитектора он слишком прост.

Что ж, может быть, и откроется что-нибудь ещё об этом доме. Спасибо за дополнительные сведения!

Бедная,бедная Евлалия!Как жалко её,вот уж действительно "не родись красивой ,а родись счастливой!Вероятно, она слишком рано обрела самостоятельность...
Спасибо за рассказ!

Наверное, и в этом дело, и в характере. Ведь она и голос потеряла.

Очень своеобразный дом. Изразцы лаконично, но со вкусом использованы.

Вот поэтому я и думаю, что его архитектор для себя построил.

  • 1